RSS Twitter ВКонтате Facebook Одноклассники Мой мир в mail.ru Инстаграм

Вы здесь

 

Кулагин Геннадий Васильевич - писатель Комсомольска-на-Амуре. Биография, произведения Кулагина Г. В.

12 Авг

Кулагин Геннадий Васильевич - прозаик. Член городского литературного объединения.

Родился в 1949 г. на ст. Ружино Приморского края. В   1957 г. приехал в Комсомольск. В  1971  г   окончил филологический   факультет Комсомольского – на – Амуре педагогического института. Служил в Советской Армии,  работал учителем русского языка и литературы, токарем, мастером производственного  обучения.   С   1980  по 1994 годы жил во Владивостоке. В 1995 году вернулся в Комсомольск. Публиковался в газетах «Тихоокеанский курьер»,  «Дальневосточный ученый», «Утро России»,  «Советский Сахалин»,  «Книжное обозрение»,  «Тихоокеанская звезда», «Вечерний Комсомольск» и других.

Печатался      также     в      сборниках      «Комсомольск литературный»    (2003    и    2004 годы),  «Писатели города Комсомольска»   (Книга третья 2006).   На   языке   эсперанто   публиковался   в   эсперантских журналах    «ООМОТО»   ( Япония), « Вульгара эспэрантисто»   (Болгария) и других.

Произведения Кулагина Г. В.

КОМСОМОЛЬСК СЕРЕДИНЫ ПРОШЛОГО СТОЛЕТИЯ
 
(Опубликовано в книге: Писатели города Комсомольска-на-Амуре : ЛИТО-2005 г. Кн. 3 / сост. С. И. Вишнякова. - Комсомольск-на-Амуре : Со-Весть, 2006. - 654 с. : ил.)
 
Когда-то на вопрос: "Как выглядела раньше эта улица Комсомольска?" -можно было смело отвечать: "Здесь была тайга". Однако потом, особенно с 1960-х годов, всё чаще приходилось строить не на месте тайги, а на месте прежних, построенных в 30 - 40-ые годы, домов и производственных соору­жений. Комсомольск начала третьего тысячелетия выглядит не так, как он выглядел в середине прошлого века. Молодым комсомольчанам и тем, кто приехал в наш город недавно, будет интересно узнать, каким был Комсо­мольск раньше.

Каким же представал наш город полвека назад перед теми, кто приезжал в него по железной дороге?

...Поезд, постепенно замедляя ход, уже осторожно идет по западному при­городу. С левой стороны по ходу поезда видны железнодорожные сооруже­ния. А справа за окнами вагона тянутся разномастные низенькие домишки, окруженные огородиками и двориками со всевозможными сарайчиками, та­кими же потемневшими от времени, как и домишки, и разношерстные поко­сившиеся заборчики, огораживающие дворики и огородики. Это Петуховка -так называлась раньше эта часть города.

Пассажиры уже выстроились с чемоданами в проходе вагона. Вагон, как и весь поезд, пропах угольным дымом, между двойными стеклами окон чернеет сажа, да и везде заметно ее присутствие...

Железнодорожный вокзал тогда находился там, где теперь улица Пирого­ва упирается в рельсы,- сейчас на его месте стоит здание из светлого кирпича. Старый вокзал был трехэтажный, из почерневших от времени бревен.
Вот уже и перрон со встречающими. Как ни старается машинист паровоза остановиться мягко, но при остановке по всему составу пробегает чувстви­тельный толчок. Тормозов на воздушной подушке тогда еще не было... На перроне тоже пахнет угольным, паровозным дымом. Пройдя темноватый вокзал, приезжие выходят на небольшую привок­зальную площадь, где стоят несколько такси "Волги" модели тех лет и городской автобус - маленький, узконосый...
 
Вправо от вокзала уходила улица, по обе стороны которой стояли дере-нные, почерневшие от времени домишки,  вперемешку  одноэтажные  и двухэтажные.

За привокзальной площадью, как-то отдельно, будто посёлочек с единст-енной улицей, сгрудилось десятка два дряхлых низеньких хибарок, окру­женных огородиками за покосившимися заборчиками...

На некотором расстоянии от этих халупок, дальше от вокзала, стояли чер-нобревенчатые двухэтажки. Даже теперь, спустя полстолетия, их еще много в Комсомольске, а тогда их было гораздо больше. По сравнению с одноэтаж­ными домишками и бараками эти двухэтажки считались солидным жильем, хотя и они не имели никаких коммунальных услуг.

На юг от вокзала вела длинная улица, называемая сейчас улицей Пирогова. А тогда она называлась, видимо, Вокзальной. К северо-востоку от нее начи­нался огромный пустырь, включавший в себя и район к северу от хлебозаво­да, и всё обширное пространство, занимаемое теперь проспектом Перво-строителей и зданиями вдоль него... Зимой его покрывали непроходимые сугробы, а летом на его глинистой, полной округлых камней земле рос бурь­ян, кое-где зеленели грядки картофеля, иногда можно было видеть пасущихся коз, привязанных к колышкам...
Лишь одно каменное здание стояло тогда на западном крае этого пустыря у улицы Пирогова - трехэтажное общежитие железнодорожников. Тогда только что построенное, с портиком и лепными украшениями, покрашенное в светло-коричневый цвет, оно резко отличалось от чернобревенчатых двух-этажек, стоящих вдоль западной стороны улицы Пирогова.

Этот район, между нынешними улицами Пирогова и Вокзальной, изме­нился с тех пор неузнаваемо! От стоявших там когда-то деревянных двухэта­жен и всяких домишек не осталось и следа... Сохранилась лишь березовая рощица...

Полвека назад этот район был застроен примерно до теперешней улицы Гамарника Дальше, приблизительно на месте Магистрального шоссе, распо­лагалась Петуховка. А южнее ее до озера Мылка и дальше простиралась рав­нина. Колея железой дороги, ведшая когда-то к паромной переправе и сохра­нившаяся до сих пор, раньше проходила далеко от последних построек горо­да.. А асфальтовый завод находился еще дальше...

Между двухэтажками находились целые городки из сараев и кладовок для Дров, угля и прочего; многие тогда держали в сараях чушек, кур, а кое-кто Даже коз... У домов были проложены деревянные тротуары - из потемневших Досок, скользкие в дождь, кое-где проломанные. Деревянные тротуары были Распространены в Комсомольске до середины 60-х годов. Например, длинный Деревянный тротуар тянулся от хлебозавода до старого вокзала вдоль север­ной стороны улицы Пирогова, что было очень кстати, так как весной, летом и 0сенью во время таяния снега и дождей во многих местах разливались огром­ные лужи и стояла грязь. Поэтому весной и осенью мужчины и мальчишки носили кирзовые сатин, а женщины и девчонки ходили в черных pes сапогах с длинными голенищами.

Возле каждой двухэгажки имелись крохотные огородики. пгпмыкаьщц> дому с трех сторон (кроме той, где были двери подъездов).

То там. то здесь белели крашенные известью деревянные туалеш. ящик помоек и крышки выгребных ям. А зимой для жидких помоев сколами,--досок коробы. Когда короб наполнялся, доски убирали, а замерзшую • разбивали ломами и кайлами и забрасывали лопатами на самосвал...

Зимой над крышами домов из труб поднимались к небу сизые дымы рошо. по-деревенски пахло то березовыми, то лиственничными дровами...

С вага ног район привокзальных двухэтажен ограничивался улицей января. Теперь в атом месте от нее остался лишь проход между Ломом мо­лодого железнодорожника и 4-ой поликлиникой, а раньше она начиналась гам, где улица Вокзальная пересекается с улицей Нкрогова. А гам. где сейчас к западу от улицы Пирогова проходит Вокзальная, еще во второй половине 1900-х годов стояли деревянные двухзгажки. К югу от двухэтажен, через улицу 9-го января, простирался обширный пустырь, теперь занятый железно­дорожной и 4-ой больницами.
Дальше к западу уже и тогда стояли жилые двухэтажные каменные дома к коттеджи, а потом начинался поселок Мылки. Новое там то, что возле многих домов появились гаражи... Да и поселок Мылки во многих местах заметно отступил перед десятиэтажными громадами новостроек?..

Вообще, чтобы представить себе Комсомольск середины прошлого века, нужно мысленно убрать все еветлокирпичные и блочные здания и на их ме­сто кое-где поставить чернобревенчатые двухэтажки. разномастные хибарки, длинные приземистые бараки. Все это в окружении огородиков за некази­стыми заборчиками, сделанными из чего попало. Больших деревьев было ма­ло, в основном вдоль дорог сиротливо стояли тоненькие, хилые саженцы...

Дома в основном были двух - и одноэтажные. Четырех- и пятиэтажных домов было сравнительно мало. Благодаря этому почти отовсюду в Комсо­мольске можно было видеть окружающие его сопки, в том числе и заамур-ские, любоваться рассветами и закатами...

Но вернемся к улице Вокзальной, туда, где она пересекается с улицей Ии-рогова. Трамвайной линии пятьдесят лет назад еще не было. Зато уже раоота хлебозавод, распространяя вокруг добрые запахи свежеиспеченного хлеоа.
Приметой того времени являлось радио, установленное при входе на х-Н." бозавод и громко вешавшее с утра до вечера...

Через дорогу от хлебозавода, где теперь пустырь и детская поликлиника до 60-х годов стояли одноэтажные однотипные дома из потемневших от в| мени бревен, окруженные дворами с огородами. Сейчас от них сохранили*. лишь кое-где деревья...

Недалеко от хлебозавода по улице Вокзальной лежат развалины. Это всё, кто осталось от бывшей здесь бани. А полвека назад тут бывало по субботам воскресеньям многолюдно. Баня была каменная, двухэтажная, покрашенная светло-коричневый цвет. И архитектуру она имела оригинальную: с различ­ными украшениями при входе и над окнами, - даже напоминала итальянские дворцы эпохи Возрождения...

Оживленнее всего бывало в бане по субботам после обеда. Тогда субботы были рабочими, но работали до трех часов. Этот день считался банным. В те вре­мена квартир с ваннами было очень мало. Основная масса горожан мог­ла лишь мечтать о таком счастье...

В баню приходили целыми семьями. Атмосфера тут царила праздничная и в то же время домашняя: почти все знали друг друга и по работе и по месту жительства. Слышались веселые приветствия, смех. В парикмахерской зна­комая всем тетя Маша запросто могла скомандовать: '"Иди сначала помойся" или "Подожди немного, пусть волосы высохнут". И ее с готовностью слуша­лись.

Мужчины, которые уже помылись,- пока жены сушили волосы, направля­лись в буфет
попить пива или лимонада. Все наслаждались отдыхом после недели работы, часто тяжелой, зимой на холоде...
Вообще, раньше люди были более неприхотливы. Пережив тяготы войны, они научились ценить и возможность покупать хлеб без карточек, и счастье иметь свое жилье, пусть и без коммунальных услуг...

Одевались тогда скромно. Самой распространенной верхней одеждой бы­ли фуфайки. И новые, и уже ношенные, замасленные. Раньше, наверно, не было возможности переодеваться на работе, поэтому на работу добирались уже в рабочей одежде... А самой распространенной обувью у мужчин и маль­чишек весной и осенью были кирзовые сапоги: слишком много было тогда в городе луж и заболоченных мест. А женщины и девчонки, носили резиновые сапоги, причем только черные - светлых и разноцветных не было. Зимой хо­дили в валенках - и мужчины и женщины. Мужчины, занимавшие солидные Должности, ходили в длинных драповых пальто с каракулевым воротником и в бурках на ногах. А богатые женщины зимой носили длинные суконные пальто с воротником из чернобурки и белые чёсанки на высоком каблуке. Об элегантных импортных шубах и изящных сапожках, какие в наше "трудное" время часто можно видеть на улицах Комсомольска, никто тогда даже не Мечтал...

Не было тогда и личных гаражей. Семьи, имевшие машину, можно было пересчитать по пальцам. Причем машины эти были обычно старые, списан­ие, постоянно ремонтируемые. И всё равно - на их владельцев смотрели как На немыслимо богатых...

Вместо гаражей полвека назад во дворах жилых домов стояли кучи кладо­вок с дровами и углем и сараи с чушками и курами. В те годы большую часть горожан - и не только в Комсомольске - составляли те, кто родился и вы деревне, и им трудно было отказаться от деревенских привычек...

 
Оцените качество услуг