РАЗМЕР ШРИФТА
ЦВЕТА САЙТА
ИЗОБРАЖЕНИЯ
ОБЫЧНАЯ ВЕРСИЯ

Стихи о космосе

И. Тучков

Герои к звездам устремятся вновь
И будут жить от века и до века.
Он — Первый, словно первая любовь,
И в памяти, и в сердце человека.

Сергей Смирнов

Юрию Гагарину

Пусть померк в лучах победы Вашей
Этот факт...
А дело было так:
Мы с дружком моим поймали
Жаворонков, скромных певчих птах.
Дали хлеба милой певчей паре,
Продержали дома с полчаса
И во имя Вас, майор Гагарин,
Отпустили — прямо в небеса.
Вот и всё.
Но кажется Сереже,
Что за шумным городом Москвой
Обитают жаворонки наши
И владеют ширью полевой.

Вы-то их разыщете едва ли,
Но когда посмотрите в зенит,
Слушайте и верьте, что над Вами
Их земная музыка звенит.


Людмила Шакун

На пороге Вселенной

Я стою на пороге Вселенной,
Вихри космоса веют в лицо,
Все, что вечно, и все, что мгновенно,
Припорошено звездной пыльцой.
К звездам я прикасаюсь и,
Зеркальностью мира пленен,
Я могу неотступно годами
Ждать привета из бездны времен.
И теплом переполнено сердце:
Средь сугробов могучей тайги
Вижу поезд зеленый пришельцев,
Незнакомые слышу шаги.
Верю: в будущем, с космосом слиты,
Всю Галактику сможем пройти
Кто-то встретит свою Аэлиту,
Кто-то — звездных субстанций дожди.
А пока корабли на орбите
За витком совершают виток,
Я сплетаю фантастики нити
В многоцветный рассказов венок.


Константин Симонов

Самый первый

Рассвет. Еще не знаем ничего.
Обычные «Последние известия»...
А он уже летит через созвездия.
Земля проснется с именем его.

«Широка страна моя родная...»
Знакомый голос первых позывных.
Мы наши сводки начинали с них,
И я недаром это вспоминаю.

Не попросив подмог ни у кого,
Сама восстав из пепла войн и праха,
Моя страна, не знающая страха,
Шлет ныне в космос сына своего.

Мы помним все. Ничто не позабыто.
Но мы за мир; всерьез! для всех! навек!
И, выведен на мирную орбиту,
С природой в бой идет наш человек.

Волненье бьет, как молоток по нервам;
Не каждому такое по плечу:
Встать и пойти в атаку, самым первым!
Искать других сравнений не хочу.


Степан Щипачев

Первый

Далекие туманности клубя,
Всей красотою необыкновенной
Вселенная глядела на тебя,
И ты глядел в лицо Вселенной.

От угольно-холодной черноты,
От млечных вьюг
К людской согретой были,
Советский человек, вернулся ты,
Не поседев от звездной пыли.

И Родина приветствует тебя,
И человечество стоит и рукоплещет,
И, спину непокорную горбя,
Вселенная к тебе склонила плечи.


Леонид Вышеславский

* * *

Обычным шумом улица полна.
Идет весна. Рабочий день в разгаре.
И из Вселенной радиоволна
Приносит имя русское: Гагарин.

Оно во все врывается края,
Во все сердца, как ласточка, влетает,
И мать-земля, дыханье затая,
Полет героя-сына наблюдает.

И день обычный праздником цветет,
Вся жизнь отныне — сказочный полет,
Гигантский шаг космического века.
С победой, люди! Поздравляю вас!
Свершилось! Пробил долгожданный час!
Рванулось к звездам сердце человека!


Анатолий Щербаков

Стихи о первом космонавте

В то утро страшно стало перепелкам,
Что в степь летели, из гнездовий взмыв,
Когда под небом будто бы из шелка
Уперся в землю реактивный взрыв.

И разнеслась такая весть по свету,
Как будто пробил мира звездный час!
Доныне все мы бережем газету
С портретом Юры, с сообщеньем ТАСС.
Судьба его бессмертием овеяна.
Его характер век наш отковал.
Он улыбался с Мавзолея Ленина,
И мир, как в день Победы, ликовал.


Александр Александров

Весна Гагарина

Память — не лед
Зыбкий и тонкий,
Память живет
Веками в потомках.
Ветры, дожди
Ее не остудят…
Память — мост,
По которому ходят
Годы и люди.
Этот мост
В голубые просторы,
Не доски легли
На опоры,
Срубили не топоры —
Циолковского мысль,
Мечта о Вселенной,
О полетах
В иные миры.
Мост
длиною до звезд —
Марс на той стороне
Голубой,
А на этой
Мозг Королева
Ведет
С перегрузками бой.
Тайны Вселенной
И ум человека
Шпаги скрестили
У двух полюсов
Формулы века
Вошли в невесомость,
Витками ложатся
На чаши весов.
Мост,
И звездная плещет
Река,
Ладья в засветках.
Как на радаре,—
Плывет в ней в космос
Летчик полка
С именем русским —
Юрий Гагарин...



* * *

Апрель
В весеннюю радость
дверь,
В синюю свежесть
И в нежность
Окно.
Все земное
Апрелю дано.
Весны пробужденье
И сердца волненье—
В апреле.
Первой травки
К солнцу порыв,
В любви объясненье
И Нежности взрыв —
В апреле.
Верность и память —
В апреле...
Я весны открываю
двери,
Вхожу —
Голова, не кружись!
Все ближе,
Все выше
Строкой проникаю
В Гагарина жизнь,
С Ним иду
По смоленской земле
Босиком,
С ветром спорю
И воздух глотаю
Столетий.
Поднимаюсь
Орлиной тропой
На крыле
И лечу
Голубым большаком,
Как на тройке
В карете...
А апрель
Открывает
Гагарину дверь:
Здравствуй, Юрий!
Поехали, что ли?
Застоялись
Небесные кони,
Заждались паруса
В Байконуре,
Ждут рассветы,
Витки ждут в лазури,
Небо ждет,
Оглушенное громом…
Попрощайся с Землей,
Со Смоленщиной,
Звездным,
С любимой,
С дочурками,
С домом.
Обнимись с Королевым,
В сердце возьми
Секунды и вечность:
Три...
две...
Одна...—
Миг,
И жизни твоей
Бесконечность!


Микола Упенюк

К космонавту

Конечно, тебе и не снилось,
Что первым из всех на Земле
Ты будешь к далеким светилам
На звездном лететь корабле.

А все ж из-под детских ладоней
С друзьями глядел в небосвод,
Следя, как в лазури бездонной
За тучи взмывал самолет.

Вот так в буревые просторы
Веков, устремленных вперед,
Икара пытливые взоры
Впивались в орлиный полет...

Орбит величавые дуги,
Звенящий в полете металл
Раскрыл чародей из Калуги —
Двадцатого века Дедал.

В ракете, к созвездиям взвитой,
Где прежде никто не бывал,
Ты выведен был на орбиту,
Ты взором планету обнял.

Корабль от земного порога
Во тьму унесется, как свет,
Чумацкая станет дорога
Обычным проселком ракет.

…А нынче ты вместе со мною,
Придя в свой родительский дом,
С улыбкой открытой, земною
Ведешь разговор о земном.

И небо, в чьей глуби бездонной
Открыл ты свой доблестный путь.
Лазурью легло на погоны
И яркой звездою на грудь.


Александр Твардовский

Памяти Гагарина

Ах, этот день двенадцатый апреля,
Как он пронесся по людским сердцам!
Казалось, мир невольно стал добрее,
Своей победой потрясенный сам.

Какой гремел он музыкой вселенской,
Тот праздник, в пестром пламени знамен,
Когда безвестный сын земли смоленской
Землей-планетой был усыновлен.

Жилец Земли, геройский этот малый
В космической посудине своей
По круговой, вовеки небывалой,
В пучинах неба вымахнул над ней...

В тот день она как будто меньше стала,
Но стала людям, может быть, родней.

Ах, этот день, невольно или вольно
Рождавший мысль, что за чертой такой
На маленькой Земле зачем же войны,
Зачем же все, что терпит род людской?

Ты знал ли сам, из той глухой Вселенной
Земных своих достигнув берегов,
Какую весть, какой залог бесценный
Доставил нам из будущих веков?

Почуял ли в том праздничном угаре,
Что, сын Земли, ты у нее в гостях,
Что ты тот самый, но другой Гагарин,
Чье имя у потомков на устах?

Нет, не родня российской громкой знати,
При княжеской фамилии своей,
Родился он в простой крестьянской хате
И, может, не слыхал про тех князей.

Фамилия ни в честь она, ни в почесть,
И при любой — обычная судьба:
Подрос в семье, отбегал хлеботочец,
А там и время на свои хлеба.

А там и самому ходить в кормильцах,
И не гадали ни отец, ни мать,
Что те князья у них в однофамильцах
За честь почтут хотя бы состоять;

Что сын родной, безгласных зон разведчик,
Там, на переднем космоса краю,
Всемирной славой, первенством навечным
Сам озаглавит молодость свою.

И неизменен жребий величавый,
На нем горит печать грядущих дней.
Что может смерть с такой поделать славой?
Такая даже неподсудна ей.

Она не блекнет за последней гранью,
Та слава, что на жизненном пути
Не меньшее, чем подвиг, испытанье,
Дай бог еще его перенести.

Все так, все так. Но где во мгле забвенной
Вдруг канул ты, нам не подав вестей,
Не тот, венчанный славою нетленной,
А просто человек среди людей;

Тот свойский парень, озорной и милый,
Лихой и дельный, с сердцем не скупым,
Кого еще до всякой славы было
За что любить, — недаром был любим.

Ни полуслова, ни рукопожатья,
Ни глаз его с бедовым огоньком
Под сдвинутым чуть набок козырьком...

Ах, этот день с апрельской благодатью!
Цветет ветла в кустах над речкой Гжатью,
Где он мальчонкой лазал босиком...


Анатолий Щербаков

Жены Космонавтов

«Союз» над миром проплывает плавно.
Алеют маки вдоль степных борозд.
Мужей в двадцатом веке Ярославны
Ждут на земле, пока корабль меж звезд.

И Трудно им, но их любовь такая,
Что защищает от любой грозы;
Они живут, мужей не упрекая,
И плачут так: не уронив слезы.


Николай Добронравов

Заря космического века

Полет, как песня, вдохновенный,
Заря космического века...
В груди загадочной вселенной
Забилось сердце человека.
Во мгле космической тобою
Дороги звездные открыты.
Тебя мы нашею мечтою
Все выводили на орбиту.
На подвиг все имеют право,
И каждый жил мечтой одною:
Весь путь от старта и до славы
Плечом к плечу пройти с тобою.
У нас бы выдержали нервы,
Нашлись бы мужество и силы..
Мы верим, что в ракете первой
Нам просто места не хватило!

 

Николай Добронравов

Смоленская дорога

Судьба твоя Россия,
Над речкою ветла...
Смоленская дорога,
Что к звездам привела.
Смоленская дорога,
Что к звездам привела,
Мальчишечья улыбка
Да мудрые слова.
Судьба твоя — Россия
Да путь, что ты открыл...
Как будто ты из сказки
На Землю приходил.
Все кажется, из сказки
На Землю приходил.
У неба отпросился,
 да отпуск кратким был...
Судьба твоя Россия,
Да звездные поля,
да свежая могила
У древнего Кремля.
Та ранняя могила
У древнего Кремля,
Да нежность всей России,
Да песня соловья...
Судьба твоя Россия,
И вьется в даль светла
Смоленская дорога,
Что к звездам привела.
Смоленская дорога,
Что к звездам привела…
Мальчишечья улыбка
да мужество орла.


Леонид Воробьев

Памяти Ю.А. Гагарина

Над площадью шум к вечеру стихает.
Усталый ветер спит среди ветвей.
Гранит холодный будто оживает
В прощальном свете солнечных лучей.
Черты лица Гагарина простые,
Рука сжимает с картами планшет.
К нему приходят часто молодые
Оставить в память свадебный букет.
А он присел пред дальнею дорогой
К мирам далеким и к мечте своей,
Готовый встать, откинулся немного,
С улыбкой доброй глядя на людей.
Его щеки коснулся луч заката,
Как мама в детстве ласковой рукой.
Вот так, волнуясь проводив когда-то,
Не дождалась страна Гагарина домой...
Не дождалась... Теперь полетом вечным
Судьба сменила путь его земной.
Душа в пространстве, где-то бесконечном,
А сам Гагарин - в памяти людской.

Тускнея, гаснет зарево заката.
Мерцая, шепчет первая звезда:
«Гагарин не ушел, поверьте мне, ребята.
Он с Вами, здесь, остался навсегда!»


Ю. Говердовский

***

Полный зноя полдень был в разгаре,
Бился ветер жаркий и тугой,
А повсюду слышалось «Гагарин!»
И к трибуне тек поток людской.
Он стоял улыбчивый, усталый.
Площадь каменела кумачом.
И в тот миг история вставала
За его – гагаринским - плечом…
Говорить о том совсем не поздно-
Голодовке в пику и цинге
Прорубали мы дорогу в космос
В неприступной, сумрачной тайге.
Не о том мечтали: были б живы…
В сторону отбросив сон забот,
Надрывали глотки, рвали жилы,
Рыли котлованы под завод.
…И когда, полны великим братством,
Шли к трибуне, думалось все мне –
Эта встреча не могла не состояться!
Космос начинался на земле.
Словно крылья бились за плечами,
Было всем просторно и светло,
Знали все: он - наш, комсомольчанин!
А иначе и быть не могло!


Владимир Туркин

Ввысь

Далекий век —
Дикарский век.
Встал на колено человек.
Прижался к жесткому стволу
И выгнул сук.
И, сделав лук,
Метнул стрелу
На ближний луг.

Двадцатый век — Высокий век.
С колен поднялся человек
В рост,
Как скала.
И выгнул небо в полукруг.

И из его тяжелых рук
Ушла стрела.

И стали явью миражи.
И черной — синева.
И горизонт еще дрожит,
Как тетива...

 

Евгений Долматовский

Метеорит

Тайга как будто танками разрыта,
Глубоким клином выжжен бурелом.
Пылающий удар метеорита
Прошел насквозь, навыжег, напролом.

Мы шли сюда по марям и болотам...
Природа первозданная цвела.
И только дважды тень от самолета
У наших ног бесшумно проплыла.

Вокруг качался лес зеленоглавый.
Да речка неизвестная текла.
Здесь мы нашли кусок лиловой лавы,
Холодного небесного стекла.

Лысеющий доцент из Ленинграда
Готовился к научному докладу,
А молодой отряд комсомольчан,
Столпившись около него, молчал.

Трещал костер. И я смотрел на звезды
И видел вновь, как наш метеорит
Проносится кометой краснохвостой,
В тайгу влетает — и тайга горит.

Чем больше звезд над нами проносилось,
Тем явственнее чувствовали мы
Тепло земли, ее ночную сырость,
Ее леса, овраги и холмы.

1938

Арсений Семенов

Юрию Гагарину

В тот самый час, когда тобой впервые
Был выход в мироздание пробит,
Сместились звезд гнездовья вековые,
Сошли планеты со своих орбит.
 
И тучи, как тяжелые тараны,
Исторгли гром, и вздрогнули леса.
И, обезумев, птичьи караваны
Победно протрубили в небеса.
 
И голос твой был дальним звездам слышен
И темную будил меж ними связь.
И мир внимал, и мир был неподвижен,
Вокруг тебя в прозрении столпясь.
 
И вот твоя улыбка, словно чудо,
Слепое прорубило бытие.
И встрепенулась всей вселенной груда,
В тебе узнав творение своё.
 
И бесконечной цепью единенья
Прошли светила в безднах мировых.
И человека звездное явленье
Сомкнуло круг над головой у них