RSS Twitter ВКонтате Facebook Одноклассники Мой мир в mail.ru Инстаграм
 

Стихи о спорте

06 Фев
ПОСЛЕСЛОВИЕ К ДЕБЮТУ
 
Первый шаг...
Вся жизнь твоя
                       в   начале.
Шар земной —
Он зелен и горяч...
Ты еще не думаешь
                         о славе,
Ты еще не знаешь
                         неудач.
 
И спортзал — пока игра
Как будто,
Гул его звенит в твоих
                                 ушах.
Только «Послесловием                       
                               к дебюту»
Стал уже твой самый
Первый шаг...
 
Самый первый...
Кружится планета.
И на всех ее
                        материках
Дети, как цветы
                          в начале лета,
Копят солнце в тонких
                            стебельках.
 
Жизнь спешит.
Вы подрастете мигом —
Хоть и будет трудным
                              этот миг.
Олимпийских пять колец
Над миром
Неспроста гласят:
«О спорт, ты — мир!»
 
                                  Сергей Шмитько
 

РЕКОРД
 
Солнце такое жаркое,
Того и гляди — взорвется.
Время, зачем ты жадное?
Зачем так стрелка несется?
 
Твоя голубая майка,
Как парус — ветром набухла,
Зачем тебе бегать, маяться,
Чтоб сердце,
                как
                    колокол, ухало?
 
Может, это нелепо —
Секунды снимать с рекорда?
Смешались трибуны с небом,
Дорожка — черной рекою.
А позади дыхание
Бегущего за тобой,
Но сердце не затихает
Под майкою голубой.
 
Серебряной змейкой
                        колышется
Далекий, далекий финиш...
Давай! —
               еле-еле слышится, —
Давай —  и время осилишь.
                                  
                                               Лев Котюков
 

ВОСПОМИНАНИЕ О ФУТБОЛЕ
 
Избитое поле,
Пустые ворота.
Безлюдное время —
Окончен сезон,
Лишь ветер свистит,
Окликая кого-то,
Обложен дождями
Седой горизонт.
 
Не вижу в округе,
Как в дни золотые:
Соперников, зрителей,
Друга-судью...
И сам становлюсь я
В ворота пустые,
В пустые ворота
Без промаха бью.
 
Я сам себя
Запросто переиграю,
Дитя поражений,
Приемыш побед.
Иду на ворота,
Срезаю по краю —
И ветер злорадно
Свистит мне вослед.
 
                                Лев Котюков
 

ЛЫЖНИК
 
Все дальше жизнь,
Все тише, тише
Метет метель
Из дальних лет.
Дом пятистенный,
А на крыше,
По снежной крыше
Лыжный след.
 
Поди узнай —
Куда умчался
Пацан румяный,
Как снегирь.
Рванулся ввысь
Иль вниз сорвался,
Взметнув
Серебряную пыль.
Поди узнай...
Никто не знает...
И я не знаю,
Помню лишь,
Как, вздрогнув,
Сердце замирает,
Срываясь
В ледяную тишь.
 
Поди узнай —
Где быль,
Где небыль?
Куда уходит
Жизнь моя?
Несется вдаль,
Взлетает в небо
Сухая,
Чистая лыжня
 
                      Лев Котюков
 

ВЕЛОСИПЕДИСТЫ
 
О голубые солнца
Велосипедных спиц!
Парит над утром сонным
Упрямство мокрых спин.
 
Скользят велосипеды __
По черному шоссе
Здесь первые победы
На хрупком колесе.
 
В просторы утра
                       майского
Летят, летят сердца
И горизонт ломается
Ступеньками крыльца.
 
Веселые ребята
Спешат за солнцем вслед
Грузовики гудят им:
Держись, велосипед!
 
Здесь нужно настоящее
Чтоб ветер в солнце нес,
О бешеное счастье
Летящих вдаль колес!
 
                      Лев Котюков
 

БОРЬБА
 
До восторга этот мир любя.
Краски развесенние и звуки,
Начиная с самого себя,
Я пожал бы всем прохожим руки.
Молодости
                      зычная труба!
Миг  победы,                                                   
                       ты,   как  вспышка,  краток,
Но за ним дорога новых схваток,
Если по плечу тебе борьба.                     
Искусство боевой науки,                            
Не каждому ты по плечу.
Я перед схваткой глажу руки.
«Не подведите»,— им шепчу.
Противник — баловень удачи,                  
Но с ним на равных я правах
И должен победить — иначе
Мои стремленья — в пух и прах.
Ах, молодость,
                           крепка как прежде
С тобой связующая нить...
И   в   самый   трудный   час   в   надежде
Шепчу: «Я должен победить!»
 
                                       Борис Белаш,  член Союза писателей,
                                                                    мастер спорта
 

МАРТ
 
Весенние проталины,
И небо все нежней.
Березками приталенными
Девчата на лыжне.
 
Уходит в рощу гонка,
Взбегает на холмы.
А впереди девчонка,
Снегурочка зимы.
             
               Куда она несется,
               И на виду у всех?
               А в ней — вся
                         ярость солнца,
               Ручьев веселый
                                         смех.
 
И впрямь девчонке
                             жарко.
И тает сил запас.
Но не идет вразвалку,
Не опускает глаз.
 
Последнюю полянку
Исчеркали лыжни.
Снегурочку-
                     беглянку
Попробуй  догони...
 
                                  Сергей Шмитько
 

ПАРАШЮТ
                                  
Я, команду короткую слыша,
Сразу в бездне тонул голубой.
Белый   купол,   надежный,   как   крыша,
Возникал над моей головой.
 
Я, стремясь приземлиться точнее,     
Шел под куполом в гуще ветров.  
И домов очень многих прочнее  
Был   мне  тот  кратковременный кров
 
                                           Константин Ваншенкин
 

ФИЗКУЛЬТКУПЛЕТ
 
В моей судьбе произошло такое,
Что понял я, как глупо поступал,
Когда, ища комфорта и покоя,
Физической культуры избегал...
Я начал с понедельника зарядку,
Расставшись с благодушною ленцой!
Со вторника, согласно распорядку.
По скверу галопирую трусцой.'
Стреляю со среды в том самом тире,
Где сроду не была моя нога!
Жму запросто две двухпудовых гири
Обеими руками с четверга!
Стал с пятницы я плавать баттерфляем!
С субботы я кручусь на турнике!
И к воскресенью стал неузнаваем:
Так бицепсы играют на руке,
Так ловок, так натренирован сильно,
Таким могучим спорт помог мне стать,
Что хоть сейчас в одно мгновенье сына
Новорожденного могу запеленать!
 
                                          Александр Вячкилев
 

ГОЛ
 
Отдается долгим стоном
На трибуне мировой
Над испанским стадионом
Гол, забитый головой.
При повторе на экране
«R» латинское горит,
Футболист, как в состоянье
Невесомости, парит.
И оглохшее от гула
Мирового бытия
К телевизорам прильнуло
Человечество-дитя.
 
                               Александр Межиров
 

МУЗЫКА ИГРЫ
                            
То плавной линией, то вскачь,
А то вьюном уйдет за сетку.
Упругий мяч, летучий мяч
Стучится в звонкую ракетку.
Ах, эта музыка игры!
Ах, эти росчерки подачи!
И необъятные миры
От пораженья до удачи.
Свои секреты.  Свой расчет.
И взгляд твой выверен.
                                  И  зорок.
И необычный  этот счет —
Пятнадцать — ноль,
                              пятнадцать—сорок.
Как эти линии белы.
Квадратов праздничные знаки.
Здесь любят острые углы
И любят точные атаки.
Не дрогнет умная рука,
Рванется мяч, как искра света.
И в мире нет еще пока
Игры прекраснее, чем  эта!
                                
                                          Сергей Островой
 

ДИСКОБОЛ
 
Нелегок путь к спортивной славе!
Ты к дискоболу приглядись:
Начальный взмах, широк и плавен,
Выводит на орбиту диск.
И вот спортсмен подобен смерчу,
Струной натянута рука —
И диск, сверкая, мчит навстречу
Плывущим в небе облакам...
Кем силы той учет ведется,
Какую надо приложить,
Чтоб диска маленькое солнце
К победной грани запустить?
 
                                        Владимир Матвеев
 

В ЛЮБВИ К ФУТБОЛУ ПРИЗНАЮСЬ
 
Люблю футбол весной и летом,
И аж до первых холодов,
Люблю с младенческих годов,
И признаюсь охотно в этом.
Не в потасовку и не в драку.
Идешь уверенно в атаку,
Когда стремглав идет на бой
Володя Ищенко с тобой.
Он чести нашей не уронит,
Я мог пойти и на смерть с ним...
Он был надежен в обороне,
В атаке был неотразим.
Соседка:
      — Сын ваш в этой банде,
Он знаменит на весь квартал...
Горжусь, что я в одной команде
С Володей Ищенко играл.
Я презирал судьбу иную,
Был счастлив славою такой,
Играл за улицу Сенную
Я против улицы Морской.
Ты любишь рыться в огороде,
А я — мотай себе на ус! —
При всем честном родном народе
В любви к футболу признаюсь.
Я слабоват по этой части,
И достоверно знаю я:
Не одобряют давней страсти
Мои серьезные друзья.
Пусть мы не мальчики, а деды,
Футбол по-прежнему пою,
В нем упоение в бою
И ощущение победы.
 
                                  Марк Лисянский
 

ЛЫЖИ
 
Иду по просеке лесной,
Сбивая снег с ветвей.
Лыжня проторена не мной,
Но я скольжу по ней.
И на душе легко-легко,
Просторно у меня.
Между сугробов далеко
Виднеется лыжня.
Но я беру к полям, правей,
К заснеженной стерне,
Чтоб кто-то шел и по моей
Проторенной лыжне.
 
                               Юрий Мельников
 

ГОРНЫЕ ЛЫЖИ
 
Лечу на горных лыжах
по трассе ледяной.
А солнце — ниже, ниже
спускается за мной.
 
Горит огонь далекий,
как желтая слюда.
Зима покрыла щеки
тончайшим  слоем льда.
 
Под хлопанье,  под взвизги
обитых сталью лыж,
под снеговые брызги
и ты со мной летишь.
 
Крутясь по  склону  рядом,
ни на минуту нам
нельзя спокойным взглядом
взглянуть по сторонам:
 
В натянутых на ели,
дрожащих небесах
предвестником капели
курится зимний прах.
 
По контурам нерезким
узнаю издали
холмы и перелески
заснеженной земли.
 
Но что это? Под ноги
несется битый лед.
Лишь тень твоя в итоге
по склону промелькнет.
 
Увижу, как за мною
покатит время вспять:
взовьется снег стеною
и упадет опять.
                         
                            Игорь Тарасевич
 

* * *
 
Ты дышишь на застывшее
                                  стекло
И пальцем трешь
                             по синему узору,
Не поддаешься никакому
                             уговору
И открываешь  в  дивный   мир
                               окно...
 
Смотри, за поворотом,
                                 вдалеке,
Мелькнет давно знакомая
                                фигурка,
И быстрые,
                   звенящие «снегурки»
Я вновь увижу
                           у тебя в руке…
 
По гладкой,                           
                    полированной слюде
Скользит челнок серебряный
                                       и звонкий
Как сшивальщица
                          иголкой тонкой,
Зима узор оставит
                                    на столе
 
                                 Татьяна Токмакова
 

***
 
Я помню форварда Стрельцова
усталым и немолодым,
когда и жалостное слово
взлетало изредка над ним.
Но только изредка. А чаще —
как туча с четырех сторон
средь ругани со всех концов
клубился  яростью  кричащий
и ждущий чуда стадион.
Среди надсады и натуги,
медлительно  в  центральном  круге
ходил-похаживал   Стрельцов.
Когда от грохота и рева
раскачивались небеса,
он словно  ждал  иного зова,
иные слушал голоса.
И в некий миг неуловимый,
Он вдруг угадывал — пора!
И мяч в ногах, и трое — мимо!
Игры хотели? Вот игра.
То весь из пафоса —
громадный,
то   весь — ирония,   балет,
он был одним из той команды,
которой  нынче  больше  нет.
Уже  без  хитростей  невинных
его лупили по ногам,
но даже тот, толкавший
в спину,
ему, казалось, помогал.
Да что враги, когда по краю
друзья бежали наугад,
мучительно не понимая
его блестящих эскапад.
Он знал короткий миг полета
не то, что сам обозначал.
И мяч уже лежал в воротах,
а стадион еще молчал...
                                     
                                        Юрий Михайлик
 

***
 
Всегда в запасе, стартовый
                                  патрон,
Которым свою старость
                                  оглоушу,
И стадион,           
                   как синхрофазотрон,
Еще не раз ускорит мою
                                       душу!
 
                                                 Юрий Корс
 

ТАКТИКА
 
Со старта он последним 
                         начинает:
Пусть приотстал чуток, зато
Бежит,  кого-то  обгоняет,
Его ж, последнего, никто.
 
А ежели фортуны идол
Не улыбается, как знать,
Приврет  друзьям  с  серьезным
                                 видом:
— Черт! Не успел всех
  обогнать!
 
                                                 Юрий Корс
 

СЕКУНДОМЕР
 
Секундомер, ты  как
                                  живой
Лежишь в ладони.
Бег против стрелки
                                 часовой
На стадионе.
Бег против стрелки
                                часовой,
Как против ветра.
Секундомер, товарищ
                                мой,
Еще три метра!
 
Еще три метра
                           пробежать
Мне против боли,
А там граница виража,
Начало поля.
Я против стрелки часовой
Бегу по кругу
И против лжи как
                            таковой,
Что лжем друг другу.
Реальны сила, красота,
Жизнь без поправки:
Твоя победа, а не та —
Из-под прилавка.
Не потеряю облик свой
На повороте,
Я против стрелки
                              часовой
Бежать не против.
Два круга, словно два
                               витка
Вокруг планеты.
Фортуна тоже ведь
                               слегка —
Кружок монеты.
                                            
                                           Юрий Корс
 

ГОНКА
 
Снег мокрый на крутом
                                         подъеме.
Наспинный белый номер
                                       темен
От пота, ярости и ветра.
Не сдаст без боя даже метра
Остервенелая лыжня...
 Опять бежим, теряя в росте.
Бежим за грань спортивной
                                          злости
Погоду и себя кляня
                                        
                                         Геннадий Попов
 

ГОНЩИКИ
 
Гудит земля, как
                      зуммер,
От тяжести дрожа.
Да здравствует безумие
Крутого виража!
О сладкая отрада —
Все сущее забыть,
Быть "песней и снарядом,
И ревом ветра быть.
Есть истина простая,
Поймешь в какой-то миг,
Что крылья вырастают
У тех, кто верит в них.
 
                               Виктор Кирюшин
 

БЛИЖНИЙ БОЙ
 
Еще мальчишкой,
жившим в мире книг,
с тревогой сняв рубаху,
нырнул я под канат
на яркий ринг,
идя навстречу страху.
Сухие ноги,
плотно сжатый рот,
огонь ледка под сердцем
и молодость
влекли меня вперед,
не дав мне оглядеться.
Я шел к нему
сквозь ложный стук шлепков,
порывистый и колкий.
Ни мудрости отходов,
ни нырков,—
на ближний бой, и только.
К нему, к нему, срезая «круг юлы»,
не тратя время даром.
И замерли судейские столы,
когда глухим ударом
меня, совсем открытого, в углу
он бросил под канаты...
О, юность не лежавших на полу,
как, легкая, щедра ты,
как ты наивна в ясности своей,
с подстриженною челкой!
Но выбор сделан:
                              до последних дней —
на ближний бой, и только.
 
                                             Григорий Поженян
 

БРАТЬЯ ЗНАМЕНСКИЕ
 
Между таймами тайной бора
просквозив стадион до дна,
за высокой волной футбола
шла их яростная волна.
И когда они — брат на брата —
налегке огибали век,
выраженьем годов тридцатых
был их нервный и длинный бег.
Помню ветер и помню флаги.
В самом дыме сороковых.
И, как в бронзе, в летящем шаге —
два их имени роковых.
Был в их беге железный стимул,
горький привкус и славы дым.
В «Красном спорте» — их вечный
                                                    снимок.
И текстовка моя под ним.
 
                                                    Николай Тарасов
 

***
 
Я спринтером некогда был.
Упрешься шипами в колодки,
спружинишь — и выплеснешь пыл
под выстрел стартера короткий.
 
Сто метров — не бег, а полет,
несешься и мира не видишь,
и падаешь грудью вперед,
чтоб все-таки выиграть финиш!
   
Но время прошло, и теперь
мне эти привычки не милы.
Мне ближе уменье терпеть
и точно рассчитывать силы.
 
Недаром я нежно смотрю
на медленный бег марафонца,
когда, потемневший от солнца,
он тень догоняет свою.
 
                                          Станислав Куняев
 

ФУТБОЛ
 
Раньше  в  матч  я,   признаться,  бывало,
Выключала приемник, ворча:
«Жаль, что страсти такого накала
Разгорелись вокруг... мяча!»
 
Но, попав в Лужники случайно,
«Заболела» я в тот же день
С уваженьем постигнув тайну,
Украшающую людей:
 
В сердце взрослого человека
Скрыт ребячий волшебный мир,
А футбол — это детство века,
Это рыцарский наш турнир.
 
Здесь прекрасны законы чести,
Здесь красив благородный бой,
Каждый рад быть в опасном месте,
Каждый жертвовать рад собой.
 
Здесь сопернику крепко руку
Побежденный с улыбкой жмет-
В том товарищества наука
И достоинства высший взлет!
 
...Всплески флагов. Свисток арбитра,
И трибун штормовой прибой.
Это лучшая в мире битва
И гуманнейший в мире бой.
 
О, как были бы мы спокойны
Как прекрасна была бы жизнь,
 Если б все на планете войны
На футбольных полях велись!
 
                                                  Юлия Друнина
 

ПОЕДИНОК
 
Как    в    храме — тишина.
                                            Остыли    звуки.
Застыли судьи в белом,
                                           как жрецы.
И сходятся, пожав друг другу руки,
Могучие и статные борцы.
О, как легки их точные движенья.
И нет боязни
                               ошибиться вдруг,
И только выдает их напряженье
Тяжеловесность налитая рук.
Но кажется порой, назло всему
Противники сплетаются,                                             
                                              как братья,
И лишь под силу гонгу одному
Их разорвать могучие объятья.
 
                                                 Борис Белаш
 

КРОСС
 
Какая единая масса,
Какая лавина была,
Когда перед сложною трассой
Сигнала на старте ждала.
 
Ждала, замерев терпеливо,
Как будто вулкан, что вот-вот
Разверзнется огненным взрывом
И лаву свою разольет.
 
...И вздрогнула тяжко лавина
Всей силы, всей мощи людской.
Качнулась одна половина,
Порыв отозвался в другой.
 
А  там и земля загудела-
Такое в пути началось!
И массы единое тело
На разные части рвалось.
 
Потом потянулись цепочки,
Потом, словно точки, вдали
Бежали уже одиночки,
Мелькая на складках земли.
 
Усталые, в градинах пота
Являлись на финиш они...
И на пьедестале почета
Стояли призеры одни.
 
А рядом, вокруг пьедестала.
Вокруг торжества самого
Толпа рядовая стояла —
Ни почестей ей. Ничего.
 
И все же она улыбалась,
Взирая на первых своих,
Как будто она выдыхалась,
Себя не жалея, для них.
 
                                       Илья Дроздов
 

БЕГОМ!
 
Неправда, что выхода нет
Из разного рода несчастий,
Сердечно-сосудистых бед
И радикулитных напастей.
Спасенье от натиска их
В    простом   и   проверенном    средстве:
Бегом —
                       на своих на двоих,
С веселым азартом, как в детстве.
Бегом —
                        если холод и мрак,
Бегом —
                       если грязь под ногами,
Бегом —
                       если свора собак
Пройдет полдистанции с вами,
Бегом —
                          да не вызовет смех
Излишних жиров колыханье,
Бегом —
                         да порадует всех
В размеренном ритме дыханье.
Бегом —
                         да не вспыхнет ни в ком
Трусливая фраза «Ну, хватит!»,
Бегом —
                вопреки ей —
                                            бегом,
Покуда восторг не охватит.
Восторг от того, что сейчас
В порядке и мышцы и нервы,
Восторг от сознанья, что в вас
Открылись большие резервы.
Предвидя такой оборот,
Я радуюсь с вами душевно,
 Тем паче, тринадцатый год
Я бегаю сам ежедневно,
Без этого жизнь неполна...
Да здравствует
Мир Бегуна!
 
                                                 Юрий Благов
 

***
 
Нас байдарка легкая несла;
И в прозрачном голубом канале
Каждым взмахом белого весла
Вдребезги мы солнце разбивали.
А оно, хлебнув голубизны,
В нас метало бронзовые стрелы,
И смеялось снова из волны,
И сияло снова, и горело.
 
                                       Мария Романова
 

ПЕРЕВАЛ
 
Веревкой связаны одною,
Мы проходили перевал.                                          
Ледник висел над головою,                             
Поток в ущелье завывал.  
                                       
И, грохоча, как скорый поезд,
Обвал, промчавшись стороной,
Нас снегом задымил по пояс                               
И рухнул в пропасть за спиной.
 
И нам порою страшно было,
И кое-кто бледнел, когда
Нога над пропастью скользила,
Обламывая кромку льда.
 
Но, ледорубы в ход пуская
И силу всю и опыт свой,
Мы поднимались вновь у края,
У самой бездны ледяной.
 
И каждый знал, что в миг опасный,
Едва качнувшись от толчка,
Наш строй, без слов во всем согласный,
У смерти вырвет смельчака.
 
И мы прошли. И видно стало
С той побежденной высоты,
Как море южное сияло,
На триста верст цвели сады!..
 
Я больше не хожу по скалам,
Но ощущаю каждый час,
Как общий путь в большом и малом
Незримо связывает нас.
 
Жжет ветер, слышен гул обвала,
Но в мире силы нет такой,
Чтоб нас в дороге задержала,
Чтоб наш могла порушить строй!
 
                                            Николай Тихонов
 
 
Источники:
Календарь Спорт'92. – Москва: Политиздат, 1991. – 111c. - ISBN 5-250-01274-4
Календарь Спорт'91. – Москва: Политиздат, 1990. – 111c. - ISBN 5-250-00960—3
Календарь Спорт 1989. – Москва: Политиздат, 1988. – 111c.
Календарь Спорт 1987. – Москва: Политиздат, 1986. – 111c.
Спорт и личность : спортивный ежегодник. 1986. Вып. 9 / Сост. Ю. Ковешников. – Москва: Молодая гвардия, 1986. – 383 с.: ил. – (Спорт и личность)
Спорт и личность : спортивный ежегодник. 1985. Вып. 8 / Сост. В. Петраков, Е. Шеваловский. – Москва: Молодая гвардия, 1985. – 303 с.: ил. – (Спорт и личность)
 
Оцените качество услуг